21 - 11 - 2018
Меню
Разделы сайта
Возми нашу кнопочку

Сайт о Воронежской области, о жизни и событиях родного края. Вступай в сообщество - в черноземе.ру!

Новые объявления

Бобровский район

Я больше года охотился за бабочкой поликсеной

Фотоальбом – бронзовый призер ВДНХ.

– Навестил я однажды преподавателя Бобровского педагогического училища Николая Тихонова и увидел у него обшитый дорогой тканью, удивительной красоты фотоальбом, – рассказывает Леонид Георгиевич.

– Я, конечно, заинтересовался, и Николай Степанович поведал мне о том, что в оформлении этого настоящего произведения искусства участвовали три бобровских художника – Алексей Ермолов, Василий Касаткин и Василий Копытенко. Альбом о жизни студентов педучилища послевоенных лет был отправлен на ВДНХ, где произвел сильное впечатление и был удостоен бронзовой медали.

 Страница за страницей я в изумлении листал альбом. Увидел фотографии, на которых юноши и девушки что-то оживленно обсуждают, стоя у стеллажей с охапками листвы. Хозяин альбома тут же охотно пояснил, что будущие педагоги в начале 50-х годов в рамках прохождения практики по биологии выращивали гусениц тутового шелкопряда. Потом коконы должным образом обрабатывали и сдавали государству.

Для меня услышанное стало настоящим откровением. Стал я упрашивать подарить Дому пионеров этот альбом, но его хозяин не согласился. Потом Николая Тихонова не стало. По горячим следам я не обратился после похорон к его родственникам, посчитав это не очень приличным. Сделал это лишь год спустя, но было поздно. Для родных покойного тот альбом показался малоинтересным.

Они отнесли его в сарай. Проводили меня туда, показали место. Действительно, из-под груды угля выглядывал край альбома. С трудом я вытащил его, но он уже был наполовину истлевшим. Тем не менее, я его забрал, ведь многие фотографии сохранились. Положил его на книжную полку в Доме пионеров. Но однажды пришел на работу и его не увидел. Стал расспрашивать коллег. А те ответили, что уборщица, посчитав альбом мусором, сожгла его в печке. Я до сих пор жалею о той редкой находке, которой я лишился.

Бабочка вдохновила на танец.

 В 1965 году Леонид Георгиевич окончил биологический факультет ВГУ. – Моя дипломная работа «Дневные чешуекрылые» и положила начало моей коллекции, – рассказывает Леонид Георгиевич. – Я собрал в общей сложности 120 видов бабочек, жуков и пауков, обитающих в нашем районе. За одной бабочкой – поликсеной – охотился больше года. Многие леса и поля обошел, ее высматривая, и уже было совсем отчаялся, как вдруг мне повезло. Увидел я эту бабочку на цветке в Сиротиной роще, что в окрестностях Боброва. Затаив дыхание, я так махнул сачком, что срезал сам цветок. Осторожно извлек из сачка дорогой трофей, поместил в коробочку и от избытка эмоций пустился в пляс. Знал, что кругом никого, а потому радости не сдерживал.

Не только этот редкий экземпляр поймал в Сиротиной роще Леонид Георгиевич, но и другую бабочку – темного аполлона Мнемозину.

 Оформление коллекции – дело кропотливое. Микроскопическим почерком надо уместить на трех сопроводительных этикетках латинское и русское названия, а также сведения о том, где насекомое поймано и на каком растении.

Испытатель светоловушек.

 Жизнь у бабочек короткая – около месяца, да и то лишь у самок, а век самца и того меньше. Дневных видов в наших местах, по словам Протасова, около ста, ночных же – в несколько раз больше. Именно они попадали в светоловушки, которые привозили Леониду Протасову на испытания с заводов производителей, когда он работал на станции защиты растений.

– Дежурил я у светоловушек по краям полей, – вспоминает Леонид Георгиевич. – Со всей округи слетались на их свет насекомые и под действием теплового удара падали в сборник. И совки слетались, и пяденицы, и медведицы, и шелкопряды.

 Одних совок в наших местах обитает до 800 видов. Самые вредные для леса – пяденицы. Они десантируются на кроны дубов и вскоре оставляют деревья голыми. Я систематизировал пойманных насекомых и давал рекомендации относительно того, целесообразно ли запускать тот или иное устройство в массовое производство.

Дело в том, что в ловушки попадало и немало полезных насекомых. Рекомендации я давал с учетом всех факторов. Конечно, и моя коллекция в ходе таких ночных дежурств заметно пополнялась.

Сегодня у Леонида Георгиевича осталась лишь небольшая часть его коллекции. Многое можно узнать, знакомясь с коллекцией Леонида Георгиевича. Ее экспонаты откроют немало нового тем, кто придет на них посмотреть и возможно, что под влиянием увиденного кто-то станет последователем этого увлеченного человека.

Владимир Проскуряков. «Звезда»№7 28.01.14.